bg
bg
menu

Алексей Архиповский: Пальцы выполняют то, чего хочет душа

Как концерт превращается в театр одного музыканта

Алексей Архиповский: Пальцы выполняют то, чего хочет душа

Алексей Архиповский. Фото Владимира Юрченко

Алексей Архиповский. Фото Владимира Юрченко

Алексей Архиповский. Фото Владимира Юрченко

Виртуоз балалайки рассказал «БелПрессе» о своём инструменте, импровизациях и выступлениях дуэтом.

На сцене – Алексей Архиповский, и лавины звука одна за одной нисходят в зал, отталкиваются от стен и обрушиваются на слушателя. Или балалайка вдруг, оживая в его руках, становится отдельной единицей, совершенно отстранённой от музыканта, поёт о чёмто своём задумчиво. Он не разговаривает со зрителем, не называет композиций – весь в музыке. Это настоящий театр одного актёра. Вернее, музыканта с мировым именем.

«Как вы это делаете?»

Архиповский – гость одного из концертов музыкального фестиваля «Борислав Струлёв и друзья». Для поклонников музыканта это было событием неожиданным и долгожданным одновременно.

После концерта за кулисами Алексей Архиповский ответил на вопросы журналистов. Одним из первых прозвучал восхищённый «Как вы это делаете?!». Касался он той удивительной манеры игры музыканта, из‑за которой с трудом верится, что у балалайки Архиповского три струны.

«Пальцы выполняют то, чего хочет душа», – ответил музыкант.

Он рассказал, что решал за полчаса до начала выступления, что именно сыграет со сцены филармонии. Послушал первое отделение концерта (выступали ансамбль Marimba Plus и Борислав Струлёв) и представил, что может прозвучать дальше.

«Сегодня я пробовал: как публика реагирует, как она воспринимает, слушает. Мне очень понравилась реакция».

Человек играющий

— Как вы пришли к тому, что балалайка – инструмент многогранный и способный на многое?

— Я слышал это с детства. Слышал в балалайке миры, которые больше, чем просто русский народный фольклор. И поскольку мы родились во время, когда было много разной музыки, почему бы на этом инструменте её не играть?

— Известно, что у вашего инструмента богатая и долгая история.

— Инструмент, на котором я сегодня играл, – работы Семёна Ивановича Налимова. 1915 год, предпоследний номер мастера. В нашем мире, балалаечном, Налимов – это Страдивари. Я инструменту не давал собственного имени, как обычно. «Налимов» и есть «Налимов».

Борислав Струлёв. Фото Владимира Юрченко

Борислав Струлёв. Фото Владимира Юрченко

— Несколько лет назад в интервью вы говорили: «В своё время мне очень хотелось доказать, что балалайка – это инструмент, на котором можно играть разную музыку. Любую. Это было главной целью. Мне хотелось вывести балалайку из забвения». И долгое время вам приходилось ломать стереотипы об инструменте.

— Конечно. Поскольку я играл в ансамбле Людмилы Зыкиной, мне давали сольный номер, в котором я всегда экспериментировал и пытался навязать этому инструменту другие форматы и формы. Был долгий период экспериментов.
О дуэтах

— Ваши выступления, если позволите так сравнить, это своего рода театр одного актёра. Случалось ли вам уже в сольном творчестве выступать в дуэтах?

— Был джем с Томми Эммануэлем – австралийским и американским гитаристом. Это было интересно. В прошлом году, открывая в Польше десятилетие джаза, в Варшаве на площади мы выступали с Лешеком Можджером: каждый сыграл по отделению, а третье – вместе. Интересно, что джазовый пианист может собрать две тысячи зрителей. Но поскольку у меня опыт джемовый, импровизационный не так богат, для меня это – поле экспериментов, которое потом надо както привести в порядок, причесать.

— Вы говорите о том, что балалайка – существо живое. И сегодня в этом вслед за вашими многочисленными поклонниками смогли убедиться те, кто пришёл на концерт. Как оживляете её, как договариваетесь с инструментом?

— Я пытаюсь даже не музыку делать, а уйти в какоето состояние настолько, чтобы не было ни балалайки, ни артиста.

 Фото Владимира Юрченко

Фото Владимира Юрченко

История «Золушки»

— Ваши композиции живут и собственной жизнью: одна из известных и популярных, «Золушка», звучит в фильме «Звезда» Анны Меликян.

— Её сейчас и в «Салют-7» (драма Клима Шипенко вышла на экраны в 2017 году – прим. авт.) взяли. Как это случается? Видимо, нравится. Мне предлагают, я не вижу смысла зажимать.

— Как родилась «Золушка»? Чем навеяна её мелодия?

— Детством, она родилась гдето за час. Я сначала думал: уж больно она простая. А потом услышал, прочувствовал в ней какие‑то трогательные детские ощущения.

P. S. Третий день BelgorodMusicFest познакомил белгородцев не только с Алексеем Архиповским, но и с московским ансамблем Marimba Plus (руководитель – Лев Слепнер), соединяющим воедино этнику, джазовые импровизации и академические традиции исполнения. Фестиваль «Борислав Струлёв и друзья» закроют концертом 3 марта. А до 4 марта в фойе филармонии работает выставка современной живописи друга фестиваля, художника Александра Жерноклюева. Вход свободный.

Справка. Алексей Архиповский окончил музыкальную школу по классу балалайки и музучилище им. Гнесиных в классе Валерия Зажигина. С 1989-го – солист Смоленского русского народного оркестра под управлением Виктора Дубровского, с 1998-го – в Государственного академического русского народного ансамбля «Россия» под руководством народной артистки СССР Людмилы Зыкиной. В начале 2000-х начал сольную карьеру, сотрудничал с центром Стаса Намина. Архиповский открывал Евровидение-2009, Олимпийские игры в Ванкувере в Русском доме.

Записала Оксана Придворева
Источник

Copyright © 2012 - 2018
Обслуживание сайта: Спутник Медиа