bg
bg
menu

«Любой запрет создаёт ажиотаж». Фёкла Толстая — о миссии культуры, музеях и цензуре

Известная российская журналистка Фёкла Толстая провела лекцию для белгородских медийщиков, музыковедов и продюсеров на форуме «Media+Music», который прошёл в рамках фестиваля «Борислав Струлёв и друзья».

Фёкла Толстая рассказала о проекте «Война и мир. Читаем роман» и ответила на вопросы участников форума. Журналист Go31 Юлия Тимофеенко записала тезисы Толстой о задачах культуры, цензуре и запретах.

«Демократичность — важный признак культуры»
Больше 1300 чтецов со всей России на протяжении четырёх дней в прямом эфире читали роман Льва Толстого «Война и мир». Чтение каждого из томов начиналось в 10 утра и заканчивалось за полночь. В марафоне участвовали актёры, политики, спортсмены, школьники, студенты — люди разных профессий и возрастов.

Фёкла отметила, что больше всего ценит проект за его демократичность: «Премьер-министр Дмитрий Медведев читал три минуты страничку, и мальчик из Челябинской области читал три минутки. Актёр театра читал две минуты, и столько же матрос корабля. Демократичность — важный признак культуры. Нельзя говорить, что одни лучше понимают искусство, а другие хуже. Душа каждого человека откликается на искусство».

Свободная культура помогает России звучать на мировой арене по-другому
«Приятно, что наш проект [«Война и мир. Читаем роман»] был замечен в мире: международная пресса писала «Русские объединились вокруг Толстого».

Мне кажется, очень важно, чтобы Россия звучала в мировом контексте не только так, как сейчас: в каком-то политическом или военном. Свобода культуры, искусство даёт поводы, чтобы Россия звучала по-другому»

Толстой как двигатель телевизионного прогресса
«Культура объединяет нас, объединяет общество. Для меня очень важно, что у нас единая культура — мы одни книжки в детстве читали. Толстовский текст в этом отношении идеален. И каждому было важно принять участие по своим причинам.

Мне так казалось, что с технической стороны всё будет просто. Но выйти в прямой эфир [в 2015 году с помощью технического оснащения региональных ГТРК], когда хочется, — это невозможно. [Тележурналисты в регионах] делают это нечасто. Интересно, что нет такой задачи и потребности. Мне жаль и радостно, конечно, что Толстой дал повод [телеканалам] выйти из каждой точки России в прямой эфир, но мне кажется, это должен делать не только Толстой».

Музеи должны готовить супнаборы для журналистов
«Культура — производство смыслов. Вот в сентябре будет 190 лет со дня рождения Толстого. Мы в музее [Толстого] готовим суповые наборы для журналистов: новые истории, какие-то интересные факты. Почему не музеи должны об этом думать? Государство нам за это платит деньги. Мы [работники музеев] должны осмыслять происходящее».

«Базовые принципы культуры сильно цензурируются»
«Почему сейчас человек с улицы должен прийти посмотреть на выставку, прочесть именно эту книгу? Какое это отношение имеет к тому, о чём он сейчас думает. Вопрос актуальности — базовый принцип для деятелей культуры.

Мы живём во времени достаточно трудном. Для культуры в политическом смысле слова. Базовые принципы работы культуры очень сильно цензурируются. Давайте не будем трогать классику. Давайте ещё напишем какие-нибудь циркуляры о принципах интерпретации классики. А вы не смейтесь, нам это Министерство культуры предлагает».

«Запреты — очень странное и недальновидное решение»
Фёкла Толстая также ответила на вопрос журналиста Go31 о запрете концертов в Белгороде и пояснила, к чему это может привести.

«Мне кажется, это очень глупые запреты. Самое удивительное, что мы смотрим назад и видим то же самое. Ткните в любую точку истории русской культуры и посмотрите, как там: запрещали печатать Льва Толстого, не надо было рассказывать о том, что происходило в 20-30-е годы и вплоть до уничтожения большого числа людей. Про цензуру я не говорю.

Сейчас мы говорим о величайших авторах, которым не давали печататься, выступать. Недавно отмечали юбилей Высоцкого, а посмотрите, как раньше относились к Высоцкому. Я не говорю, что всякий запрещённый артист — обязательно великий, который войдёт в историю русской культуры.

Запреты — это очень странное и недальновидное решение. Стратегического мышления не хватает. Любой запрет создаёт ажиотаж. Только что вышла картина «Смерть Сталина». Я посмотрела кусочек. [Если бы не ажиотаж, картина прошла бы] мимо меня абсолютно. Никто бы не обратил внимание на «Смерть Сталина». Теперь у неё будет неожиданный прокат».

Источник

Copyright © 2012 - 2018
Обслуживание сайта: Спутник Медиа